Рекомендации врачей

Узнать и не сломаться

В. Е. Поляков, доктор медицинских наук

По данным специализированных детских онкологических клиник, до 80% заболевших детей имеют реальную возможность не только выздороветь, но и дожить до старости.

Родителей как громом поразило: в детской поликлинике посоветовали проконсультировать ребенка у онколога. И дали направление в детский онкологический центр...

Едва ли кто-нибудь уснул этой ночью. Но недаром в старину говорили: «С бедой нужно переночевать». Соберитесь с силами. Если предположение о злокачественной опухоли или заболевании крови подтвердится, вам предстоит длительная борьба за здоровье и жизнь ребенка. И знайте - эта борьба не бесперспективна!

Вот данные мировой статистики: острый лимфолейкоз у детей сегодня излечивается более чем в 70% случаев, лимфомы— в 64-89%, нефробластома - в 85-90%, саркомы мягких тканей - в 75%.

Данные наших специализированных детских онкологических клиник почти такие же. По статистическим расчетам, до 80% заболевших детей имеют реальные шансы не только выздороветь, но и дожить до старости.

Я верю в эту статистику, потому что среди тех, кто в детстве были моими пациентами, есть уже взрослые люди, благополучно закончившие институты, создавшие семьи, имеющие собственных детей. А ведь современная онкология располагает более эффективными методами, чем те, которые применялись 15-20 лет назад...

Конечно, было бы лицемерием убеждать родителей, мол, переступайте порог детского онкологического центра без волнения и страха. Но есть все основания говорить - входите с надеждой.

И не медлите! Оптимистическая статистика, о которой идет речь, относится только к тем случаям, когда заболевание быстро выявлено и своевременно начато лечение.

В регистратуре на ребенка заведут амбулаторную карту. Это не только медицинский, но и юридический документ, так что не посетуйте на формальности. Не забудьте свой паспорт, направление, подробную выписку из истории развития ребенка, предшествующие анализы и рентгенограммы.

Даже если все в них было нормально, все равно возьмите. Они понадобятся врачу для сравнения того, что было раньше, с тем, что выявляется сейчас, облегчат оценку динамики остроты процесса.

Вас уже зовут к врачу. Соберитесь с мыслями, возьмите себя в руки. Вам предстоит рассказать о том, что волнует и беспокоит в состоянии и поведении ребенка.

Не упускайте мелочей: они могут оказаться существенными. Что же касается ваших собственных переживаний, поверьте, они понятны врачу, углубляться в них излишне.

Кстати, лучше заранее посоветоваться дома, кто пойдет с ребенком к врачу. Мама? Папа? Может быть, вместе? Иногда сопровождающих бывает слишком много — родители, бабушка, тетя...

Они либо перебивают друг друга, либо все сразу тушуются. В результате специалист не получает существенной информации, да и ребенку такая суета пользы не приносит.

Рассказывать о болезни при нем или без него? Здесь дело не только в возрасте, но и в. характере ребенка, в том, свойственна ли ему мнительность, впечатлителен ли он, что знает об онкологических заболеваниях.

При всех условиях посещение врача для него - не радость. А сейчас, учтите и это, прием будет длительным. Врачу важно внимательно, детально, что называется с головы до ног, осмотреть ребенка.

Иногда возникает необходимость провести и не очень приятные процедуры, например, осмотр прямой кишки, влагалища. Некоторые исследования, в частности, взятие крови из вены, пункция лимфатического узла или опухолевого образования, могут быть болезненными.

Детям не так страшна сама боль, как ее ожидание. Уже перед дверью врачебного кабинета разыгравшееся воображение рисует приближение чего-то ужасного...

Да и как не бояться, если видишь, что и на маме лица нет! Вот почему взрослым надо призвать на помощь все свое самообладание, постараться настроить ребенка на то, что боль будет вполне перекосима, отвлечь его, улыбнуться.

Для детей постарше обследование создает еще и другую проблему: в предподростковом и подростковом возрасте они становятся чрезвычайно стеснительными, им бывает мучительно стыдно раздеться не только при врачах, но даже при родителях.

Девочки стесняются отца, мальчики - матери. Чтобы смягчить ситуацию, сопровождающему взрослому лучше отвернуться или выйти на несколько минут из кабинета.

Но вот диагноз поставлен. Сомнений больше нет. Как реагирует семья? За многие годы работы приходилось видеть по меньшей гаере три типа реакции на этот сокрушительный моральный удар.

Первый вариант. Семья погружается в безутешное горе, в пассивное переживание и слезы, в бесконечные и бесплодные размышления - за какие грехи послана такая кара? Почти бессознательно начинаются поиски виновного (хотя в болезни ребенка никто, конечно, не виноват).

Родня мужа ополчается на родню жены или наоборот. Нервы взвинчиваются до предела. Все погружены в переживания, но никто не предпринимает активных шагов к тому, чтобы начать лечение.

Вариант второй. Семья не может смириться с диагнозом, никому из врачей не верит. Начинаются хождения от одного онколога к другому, потом организуются консультации специалистов восточной медицины, гомеопатов (хотя как раз онкологическими заболеваниями гомеопатия не занимается), экстрасенсов, мануальных терапевтов, травников...

Такую реакцию можно обозначить, как псевдоактивность, если даже не вредную активность. Ведь время идет,. заболевание прогрессирует, а действенные меры не принимаются.

Вариант третий и единственно правильный. Пережив шок, семья мобилизует всю свою волю и энергию. Несчастье сплачивает.

Главная роль, конечно, отводится врачу - все, что он скажет, четко выполняется. На плечи матери ложится уход за ребенком. Это всегда непростое дело сейчас многократно усложняется. Ведь надо не только следить, чтобы аккуратно принимались лекарства, обеспечить режим питания, прогулки, сон. От матери исходит психологическая защита, ласка. Материнская интуиция подсказывает, как в условиях тяжелой болезни сохранить для ребенка детство с его радостями, играми, новыми впечатлениями, как соблюсти тонкое равновесие между ограничениями и свободой.

Сейчас, как никогда, матери и ребенку необходимо то, что называется «крепким тылом». Это должен взять на себя отец. Его готовность подставить плечо, стать опорой в моральном и бытовом плане помогает преодолевать отчаяние, сохраняет энергию и веру в лучший исход.

И от родителей, и от самого ребенка потребуется терпение. В онкологии лечение похоже на борьбу с невидимым и увертливым врагом. Здесь своя стратегия и тактика, выигранные сражения и проигранные бои, своя смелость, риск, вера в конечную победу.

В настоящее время при большинстве опухолей применяется комплексное программное лечение. Это значит, что последовательно или параллельно используют хирургические методы, химиотерапию, лучевую терапию, иммунотерапию.

Программа подразумевает тщательно просчитанные циклы и курсы применения тех или иных средств, дозы медикаментов на один прием и на общий курс. Причем все это в зависимости от особенности заболевания, возраста и состояния ребенка.

Лечение предполагает и специальный режим. Ребенку почти всегда чего-нибудь нельзя. Если, например, он получает гормональную терапию, надо ограничивать соленое. Во всех случаях действует запрет на четыре «пере»: перегревание, переохлаждение, переутомление, переедание. И вот еще с чем придется смириться.

Все противоопухолевые медикаменты, как и лучевая терапия, имеют, кроме главного целительного действия, побочные: они способны понижать аппетит, ухудшать сон, вызывать тошноту, рвоту. И вообще понижают общий тонус.

Избежать таких осложнений невозможно, но уменьшить их проявления и облегчить состояние удается. Для этого в тот же день, когда применяют противоопухолевое средство, назначают тот или иной вариант защиты от его побочного действия. Не только медикаменты.

Во многих детских онкологических центрах работают психотерапевты. Их опыт показал— дети, с которыми проводят психотерапевтические беседы и занятия, лучше переносят специфическое лечение.

Легкого пути в онкологии не существует. И быстрого тоже. Как правило, ребенок поступает в клинику несколько раз. Больница, палата, бокс становятся привычными не только для него, но и для тех членов семьи, которые за ним ухаживают.

Привычка, способность притерпеться к любому горю - великое благо. Но в обыденности, будничности этого больничного быта есть и своя опасность: напряжение спадает и ослабевает внимание к гигиеническому режиму.

Иногда мама вместо того, чтобы погулять с ребенком в больничном садике, идет с ним в ближайший магазин. Желая побаловать, накормит его чем-то сомнительным из кооперативной палатки, а то чихающая и простуженная родственница «самоотверженно» приходит поиграть с ребенком, пообщаться...

При этом забывают, что и химиотерапия, и лучевая терапия снижают иммунитет, защитные силы слабеют и ребенок становится гораздо более чувствительным к инфекциям, к любым неблагоприятным внешним воздействиям. Поэтому надо, не теряя настороженности, месяцами, а иногда и годами оберегать его, создавать максимально щадящие условия.

Не все онкологические заболевания излечимы. Не каждого ребенка удается спасти. Но за каждого надо бороться до конца! Как знать, сегодня исцеления нет, а завтра ученые откроют что-то новое, более действенное.

Интенсивный поиск идет во всем мире, его ведут и наши специалисты. Не так давно в Москве, в Институте детской онкологии на Каширском шоссе проходил Международный симпозиум.

Специалисты из США, Франции, Германии, Греции, Польши, ознакомившись с клиниками, программами диагностики и лечения, квалификацией врачей, единодушно признали, что наша детская онкология соответствует международному уровню.

Но у нас есть беда, хорошо известная всем, - не хватает лекарств! А сейчас добавились трудности с питанием, диетой. Медикам удалось добиться, чтобы детей, страдающих онкологическими и онкогематологиче-скими заболеваниями, признали инвалидами детства, что дает им право на денежное пособие до 16 лет.

Но это еще далеко не решает возникающих проблем. Онкологам приходится надеяться на спонсоров, на разные виды и формы благотворительности.

Для детского онкологического учреждения в нынешних условиях всякое даяние— благо. И особенно велика благодарность врачей тем родителям, которые соглашаются стать донорами крови и костного мозга для своего ребенка. «Всю бы себя отдала, лишь бы ребенок был здоров» — это ли не страстная мольба каждой матери!

Донорство - уникальная форма «отдачи себя». Но не единственная. Родительским подвигом становится душевная, эмоциональная отдача, готовность спокойно, разумно, владея собой, ухаживать за больным ребенком, вместе с врачом отвоевывать его у смерти для жизни.

В. Е. ПОЛЯКОВ, доктор медицинских наук

 

 

Электронные книги:

Бальтасар Грасиан

Жан де Лабрюйер

Люк де Клапье де Вовенарг

Артур Шопенгауэр

Басни Эзоп

Библия Новый завет
      Ветхий завет Псалтирь

Орфографический словарь

Учитесь говорить по-английски

Лечебное питаниеКарта сайта


Девять десятых нашего счастья зависят от здоровья.

А. Шопенгауэр





 

Книги ONLINE:

Реклама на сайте без посредников
liferusall@gmail.com

Компьютер